Поехали!

shkab

Ava 3.0


email
сообщение #136, 29.11.2017 в 20:19, изменено: 29.11.2017 в 22:33 (shkab)
Ну, дык, ён і адшчапіў.

Дзіўна неяк. Разважанні на 9 старонках тэмы неяк не вяжуцца для мяне з апошнімі тэзісамі і "наездам" на "самоопределение".
Так можна і да шкоднасці сваёй мовы дайсці. І да пераваг федэратыўнай.
"Каго любіш?" - "Люблю Беларусь!" (с) К. Каліноўскі
 
сообщение #137, 30.11.2017 в 07:27, изменено: 30.11.2017 в 07:28 (Alies)
  У «свежым» нумары «не больной» «Вольнай Беларусі» тры добрыя вершы. Раней выбар найлепшага быў-бы прадказальны, але сёння бліжэй Алесь Гарун...
  Жыцце.
  Жывець спакойна вол пад тым ярмом сваім,
  Намуляў карк. Мазолі, скрозь мазолі!
  Падкінуць сена жмут—яму таго даволі
  І лёс мізэрны свой ні назаве благім.
      Цярпліва зносіць ён нівыгады жыцця:
      Ніхай яго часамі злаюць ліха,
      Хай сьвішча страшны біч,—пакорліва і ціха
      Ідзе разораю. Кіруе ім дзіця.
  Жыві-ж спакойна вол, хадзі ў сваім ярме,
  Цягай плугі і лій свой пот на пана,
  Хаця ні ведаеш, якая рэч пашана,
  — На што яна табе ? Сьляпому добра ў цьме,
  Лягчэй іці яму дарогаю жабрачай.

  А ты—жывёлаў цар? Ці ж ты жывеш іначай?!..

  Вечнае пытанне ў пустэчу...
  Магіла Алеся Гаруна (Аляксандра Прушынскага) знішчана разам з могілкамі ў Менску. І не толькі магіла. I не толькі Менск. У Іркуцку давялося трымаць у руках дакументы пра яго, ўсё  нешматлікае, што збераглось. Трэба, неяк, знайсці мікрафільмы, апублікаваць...
 
сообщение #138, 08.12.2017 в 07:28, изменено: 10.12.2017 в 08:42 (Alies)
  Bolnaja Belarus. В чём? В неимоверном росте городов и городского населения, беспомощного и где-то бесполезного. Каждый новый квадратный сантиметр «жилой площади» в городе — это уничтожение своей свободы, самих себя, разрушение страны.
  Из воспоминаний современников известно о интеллектуальном уровне Никиты Хрущёва (взять хотя бы характеристику Эрнста Неизвестного в его воспоминаниях «Говорит Неизвестный»). Так вот даже Хрущёв понимал то зло, которое таит в себе город, сдерживал их рост. И это было правильно. Сегодня, оглядываясь на Никиту, не сложно дать определение беларускому «градостроительствау» и пиджачковой серости. Будет оно неблагозвучным.
  Городское общество разрушает. Если человек на земле (не аграрий!), вовлечённый в природный цикл, экономен, сохраняет плодородие и окружающую среду, то городской житель расточителен, чтобы существовать (заработать «на поесть») не может не уничтожать природу, среду обитания. И не только у себя под носом. Вилейское водохранилище, карты которого были опубликованы выше, пример такого разрушения.
  Искусственный мир современного города враждебен и аморален. Воду в Солигорске из водопроводного крана невозможно брать в рот — это факт. В гостях у патриарха беларуского туризма в центре Минска в районе бывшего Getto жидкости из трубы сложно дать определение. Артезианская вода в микрорайоне Уручье того же Минска несколько «лучше», но не назовёшь питьевой. А ведь это — основа основ здоровья, физического и нравственного. Господа в белом будут возражать, ссылаясь на нормы и пределы, но какие нормы, простите, если совестность за пределом, а заповеди забыты! Всё как с городскими «продуктами»: «берите, это ещё свежее... по „нормам“».
  Современный миропорядок ёмко характеризуют три слова: жадность, цинизм, равнодушие.
  Городское общество разрушает. На этом фоне попытки городских «правільных» говорить о «Крае», о «Радзіме» и пр. ценностях выглядят абсурдно, так как ради их городского «благополучия» уничтожается этот самый «Край» и «Радзіма», на пустое место слетаются чужаки, рвётся связь, мусорное чужое проникает в речь и сознание. Выпад против «правільных» не случаен: только они (и серые пиджачки, конечно) прикрываются красивыми словами, остальные «грызут» свою родину без пафоса и рисования.
  Сегодня городские «правільныя» — это те, кто желает «увайсці ў гісторыю», увязывая свою «дзейнасць» и «ўласныя» проблемы c финансированием (грантами) непонятного происхождения, свободно «падарожнічаць» через «национально самоопределённые заборы», открывая ногой посольства. Не более. Секта по самолюбованию, бесконечно удалённая и изолированная границами городов от проблем целой (хотя какая она целая?) страны. «Тусовка» сама себя цитирует, сама себя критикует, сама себя выбирает. Попытка создать свою городскую субкультуру «на мове» бесполезна, так как нет фундамента у этой культуры, «дом» получается невысоким, непривлекательным, таким же cерым, как у серых «строителей будущего». Хотя на фоне мельчающего общества... всё выглядит не так и плохо...
  У Францішка Багушэвіча, Янкі Купалы, Якуба Коласа, Максіма Багдановіча,... был фундамент. Он уже трещал, но держался во времена Васіля Быкава, Ўладзіміра Караткевіча,... Сегодня его нет и «вечная дорога» закатается в бетон-асфальт, а мир закроется рекламой в стиле «Я ... Беларусь!» и заборами шумоизоляции. И покатятся народные драндулеты, рекламируемые «Нашай Нівай 16+». Всё как в фильме «Brazil»  (1985 г.) режиссёра Терри Гиллиама (Terri Gilliam).
  Интересен факт: гениальные классики беларуской (и не только) культуры — выходцы из империй. Российской, СССР. Случайно ли это? Нет. Только яблоко сохраняет жизненную силу, даёт новые всходы, многообразие. Огрызки империй — пустое, путь самоуничтожения, однородный компост...
  Не будет там ни «Львов», ни даже «Алексеев». Города обреченных...
  И хотя у классиков были непростые отношения со «своими» империями в своём историческом отрезке, но важна одна общая закономерность — без империй их не было бы, как гениев...
  Городское общество разрушает. Поэтому абсурдна вся деятельность так называемых городских обществ по охране чего угодно: «природы», «ресурсов», «беларуских комаров»,... Чем больше такой охраны, тем меньше природы. Этот закон чётко прослеживается особенно на судьбе Нарочанского края или «парка безобразия», за которым наблюдаю уже 30 лет...
    Не больная и ещё пока «Вольная Беларусь» в архиве. Последний месяц, «свежий» выпуск...
———
  P.S. Нумар за 8 снежня паведамляе пра «Новапаўстаўшае Літоўскае гасударство»: «...Немцы проста узялі кавалак зямлі з рознымі народамі... ды, кіруючыся сваімі асобістымі палітычнымі мяркаваннямі, злажылі усё гэтае у адно і назвалі Літоўскім панствам». Літоўскіх нацыяналістаў газета называе блізарукімі. Ці не такімі-ж блізарукімі будуць палякі і ўкраінцы, захварэўшыя на нацыяналізм і паклаўшыя за гэта процьму жыццяў, паламаўшы лёсы, загубіўшы сваю зямлю? І самі беларусы ў 1918-м наступяць на тыя ж граблі  пры тых жа самых немцах, якія прыйдуць як акупанты...
  Сучасную сітуацыю з плотам і пазаплотным «персаналам» можна вызначыць толькі як дэградацыю былога недзялімага многакультурнага грамадства. Даўно няма тых немцаў-акупантаў, а зло пасеенае імі (і тэарэтыкамі сацыялізма), прарасло плотам, самаізаляцыяй, нацыянальнай бюракратыяй, розным глупствам. Тое, што мела шанец стаць моцным і прыгожым, становіцца кволым і гіне...
  Чым больш «ведаў» і гістарычнага «вопыту» назапашвае грамадства, тым больш дурнее яно.
 

KciroohS

<-CCC-< = ~ ~

243486263
www
сообщение #139, 09.12.2017 в 12:26
Владелец частного музея в Ракове Янушкевич говорил, что не согласен с модой считать "исконную", "истинную" Беларусь только сельской. На самом деле города составляли не меньшую часть нашей культуры и государственности. Магдебургское право.

На мой взгляд, как раз с оккупацией, с приходом чужеродной империи, наши города и потеряли самобытность, стали провинциальными. А на селе кое-что сохранилось: язык, обрядность, фольклор. Только поэтому национальная интеллигенция стала искать "настоящее" на селе, а город не уважать. В крайней точке зрения, как Алесь, считать беспросветным злом.

Но ведь это ненормальная ситуация. Для сравнения представьте себе чехов, которые бы ненавидели Прагу.
Белое, Карское, Охотское, Японское, Тихий, Байкал, Адриатика, Черное
 
1 ... 8 9 10 печатать
Поехали! © 2002-2017