Поехали!
сообщение #106, 23.08.2017 в 07:11, изменено: 23.08.2017 в 07:41 (Alies)
  «Друк Скарыны і друк сучасны.» — артыкул Рамуальда Зямкевіча ў «Вольнай Беларусі» за 23 жніўня 1917 г. Зробім працяг праз 100 гадоў...
  Современная печать и печать времён Францыска Скарыны — несопоставимы. Раньше технология хоть и была примитивна в современном смысле, но это было настоящее мастерство, творчество свободного человека, а сложность и осознанный труд развивали. Венцом печати были книги, которые приобретали силу и энергию создателя, одаривали его самого радостью процесса, ощущением счастья, удовлетворения и гордости.
  Сегодня процесс стал и проще, и сложнее, деградировал. Разделён технологически, подконтролен. Францыску Скарыне потребовались бы не только средства, но и лицензии Министерства информации РБ, бездарно потерянное время, чтобы повторить печать. Словосочетание «министерство информации» напоминает гениальный фильм-утопию «Brazil»  (1985 г.)  режиссёра Терри Гиллиама (Terri Gilliam). Только утопия ли это?
  Во второй половине 1990-х первопечатнику можно было оказаться в такой ситуации на родине: без лицензии не купишь станок, а без станка не получишь лицензию... Перевод Библии и её художественное оформление потребовали бы сдачу экзаменов и получение разрешения (издательская лицензия), а для «воспитания подрастающего поколения» — дополнительное разрешение. И ещё «круги ада» — пожарники, охрана труда, санитарная служба, СС,... Бесконечные проверки, поборы и навязывание всяких бесполезных услуг (пультовая охрана, например). Если бы такой маразм был в XVI веке, то беларусы вряд ли сегодня гордились своим издателем-полиграфистом...
  Экзамены предполагают знания и ответственность, но не все белиздатели имеют представление о требованиях допечатной подготовки, перекладывают свои ошибки по цепочке на чужие плечи. И это при том, что всё упростилось до современных настольных систем вёрстки и подготовки изображений. Безграмотность привела к созданию профессии — допечатников. Это те, кто виртуальное «ваяние» пытается перевести в пригодное для печатной машины. Допечатники многое могут раасказать о «техническом прогрессе»...
  Сегодня вторая и более сложная (технически, технологически) часть процесса — это печать и переплёт. Мало того, что процесс лицензирован, Министерство информации озаботилось трудоустройством технологов и прочих полиграфических кадров, которых стругают специализированные вузы-техникумы, фактически навязало зачастую бесполезных людей в штат. Не рынок, а белчиновник решает за типографию. Опыт,  умение и успешность не важны, важен диплом и удостоверение. Чтобы сделал Францыск Скарына в свою эпоху с такой обузой? Да выгнал, если нет никакого толку и проку...
  Технология, материалы и станки совершенствуются. Это факт. А вот сами работники — деградируют. Автоматика, производительность и разделение процессов отключают мозги и отдаляют человека от механизма. Сегодня это уже не Мастер, скажем, у печатного станка, а робот-раб с функциями контроля, «кнопочник». Процесс творчества превратился в рутину, в средство зарабатывания денег. Отсутствие тактильности (ручного вмешательства), отсутствие необходимости многое контролировать и принимать решения головой (всё автоматизировано) запускает процессы деградации.
  Сейчас спорный вопрос о происхождении человека, но закон Чарльза Дарвина никто не отменял. Более понятный пример деградации — современные кассиры в супермаркетах (сетевых сараях) со сканерами штрих-кода. В лавке и даже советском магазине продавец знал (знала) товар и цены, мозг и память напрягались. Сегодня от пипикания сканера прямая дорога к медикам. Не сильно удивлюсь, если после такой «работы» кассиру захочется взяться за бомбу или направить автомобиль без всякой политики...
  Сегодня книга, благодаря лёгкости издания, теряет свою энергетику и значение. Авторы не ответственны перед словом, смыслом, сюжетом, образом. А редкое хорошое слово теряется в равнодушии общества. Издатели думают только о дешевизне, «поскорее спихнуть». РБ-типография из-за аренды и налогов озабочена вопросом выживания, а равнодушие передаётся по цепочке от автора к издателю, от издателя к типографии. Зачем делать добротно и качественно, если это не востребованно, если важны только сроки?
  Сегодня книга не учит и не лечит общество. Национальная библиотека Беларуси — это давно не Храм книг и не Библиотека. Это — Кладбище книг, где всё каталогизировано, упорядочено, похоронено...  Доказательством будет Перевёрнутый мир, где напрочь забыта мудрость и знания многих поколений, начиная с первопечатника Францішка Скарыны. Перевёрнутый мир с помойками, с уничтожаемым, вытаптываемым лесом, с мертвеющей от химии пахотной землёй, с людьми, отвыкшими от работы на себя, с немыслимых размеров городами и населением непонятной занятости сегодня и завтра, неэкономно пожирающим ресурсы своей земли и отравляющим всё вокруг отходами,... Перечень доказательств, к сожалению, крайне велик...
  Перевёрнутый мир ещё не идеален, но есть к чему стремиться. Совершенство просматривается у режиссёра Терри Гиллиама в гениальном фильме «Brazil» (1985 г.). Хорошо помню большой экран беларуского кинотеатра и те сильные чувства, вызванные картиной. Инженер Таттл — символ погибающего мастерства. Бессмертная песня Ари Баррозу (Ary Barroso) всегда напоминает о той ленте, звучит в подсознании в путешествиях по Беларуси, чьи «краявіды» становятся всё ближе к «краявідам» за щитами в «Brazil». «Brazil»... http://musicmp3spb.org/search/?Content=Brazil&category=1.
 
сообщение #107, 28.08.2017 в 12:09
  Асобна фрагменты тэксту «Зямельнае пытанне і дзяржаўны лад.» (аўтар І. Раманавіч) з № 16 менскай газеты «Вольная Беларусь» за 28 жніўня 1917 г., пра які згадваў вышэй. Спецыяльна з крэсленага асобніка. Прыклад сацыялізацыі зямлі нашых дзён — вёска Копішча Бараўлянскага сельсавета, што мяжуе з Мінскам, у якой адабраны пашні і выганы, працягваецца забудова, знішчэнне. Ніводная акупацыя апошніх стагоддзяў не змяніла жыццё і мір гэтых людзей так, як беларускі бульдозер. Тры цукеркі, каб не плакалі, ўсё даравалі, маўчалі і забылі — газ, каналізацыя, вадаправод. І. Раманавіч у 1917-м не быў першы, хто прадбачыў будучыню. Пра соцыум і дэградацыю грамадства такой мадэли ўсё даўным даўно ведаў Платон...
  Урожай 2017. Неофициальный взгляд. В архиве вместе с газетой.
  Фото 1.jpg. Взгляд на поле 27 июля 2017 г. вблизи вырубленного леса, на месте которого беларуские СС обосновались кооперативом (об этом писала «Наша Ніва», упоминал выше). Слева просматривается магистраль, уходящая к арэродрому и Китай-городу. В утреннем свете (7 ч. 31 мин.) отчётливо увидны «технологические дороги», уходящие вдаль через равные промежутки. Проложены они самими аграриями.
  Зачем они тут таскались, затоптали урожай? Есть только одно объяснение — поле обрабатывалось от сорняков химией, которая по мнению «учёных» абсолютно безвредна за столько-то дней до уборки... Можно ли этому верить? Безусловно, нет. В истории науки полно примеров обратному. Взять тот же ДДТ. Чтобы оценить вредность нужно время, нужно несколько поколений «кроликов», наблюдения... Если учесть, что всё стало циничным, пересчитывается на деньги, рентабельность и выгоду, а «кролики»-долгожители есть обуза, то здоровье (и нравственное в том числе) будет не самым приоритетным в научно-технической деградации.
  Обогащённый микроэлементами хлеб... Если учесть, что такая обработка не однократная, что перед этим травили землю, подымая урожайность, травили посадочный материал и помещали в химоболочку, оберегали больные всходы разными «антибиотиками», то на фотографии не просто поле. Это поле «таблицы Менделеева» и хлеб, выпеченный (с ещё дополнительной химией) из муки этого урожая, уже не соответствует своим свойствам. Нет полезности и энергетики на целлофановых полках в сетевых сараях...
  Хлебом с вредными включениями всё не ограничивается. Корма для животноводства выращиваются по анологичной технологии. «Прелести» попадают в молочные и мясные «продукты», обогощаются антибиотиками. Сахар из химической свеклы соответствует определению «белая смерть». Картофель болеет и гниёт. Кукуруза с «колхозного» поля опасна. Перечень можно продолжать, он не очень разнообразен, но достаточно велик...
  Большинство недугов общества напрямую связаны с регулярным потреблением подобных продуктов, которые по разрушающему воздействию можно смело соотнести к наркотикам. Болезнь Альцгеймера будет только распространяться и молодеть. СС, конечно, это не интересует. Они занимаются иными наркотиками...
  Фото 2.jpg. Вероятно, таким спецоборудованием натаптываются «дороги». Снимок сделан 8 мая 2016 г. у поля между Могилёвом и Шкловом. Это одна из первых обработок. О какой урожайности с гектара можно после этого говорить, если топчутся сами всходы?
  Фото 3.jpg. «Цветок радзімы», который безуспешно захимичивают аграрии.
  Фото 4.jpg. Колея от трактора «Беларус», втоптанные колосья. Зерно, наверное, планируют собирать специальным комбайном-пылесосом...
  Фото 27 июля 2017 г. (5.jpg). Натоптанная дорого через поле, где сгнило сено (сено 2016 г. прибрали), у деревни Маконь (теперь Рованичская Слобода). Это 20-й, известный мне  цикл распахивания-посадки-восстановления дороги Уборки—Маконь. У дороги — «дружные» всходы (6.jpg) на земле, лишённой того самого «сена», так необходимого для полезных микроорганизмов в почве и урожайности...
  Вместе с номером газеты «Вольная Беларусь» за 28 августа 1917 г. фрагмент воспоминаний Галины Ходунаевой «О тебе мои сны, Украина» (Минск, 2017). Издание скорей всего не попадёт на кладбище книг — в Национальную библиотеку Беларуси. Описываемое время — послевоенное, вероятно, 1947 год. Отношение к зерну и хлебу... Объездчик скорей всего из своих, местный. Трудно представить такую ситуацию (стрельба на поле по ребёнку) на Беларуси, легко понять суть Голодомора на Украине в 1930-х...
 
сообщение #108, 30.08.2017 в 11:28
  Сягоння, 30-га жніўня, свежы 17-й нумар менскай «Вольнай Беларусі», за 1917 г. Газета выйшла бы календарна роўна 100 гадоў таму 12 верасня 2017 г., але не будзем на гэта звяртаць увагі, працягнем свой адлік.
  Ураджай 2017, «другі» хлеб. У архіве разам з выданнем фатаздымкі 13 жніўня 2017 г. Гэта два каліва забытай з мінулага году бульбы. Яна не сартавая, вырасла на адноўленай глебе. Кампаненты да жвіру — ліставы апад, скошаная трава, бацвінне (нават і з фітафторай), апілкі, салома, попел,  лушпінне,... Большая частка падобнага «золата» ганьбіцца гарадской цывілізацыяй. «Навуковая» кампенсацыя гэтаму — азотнае паскудства для зямлі ад ААТ «ГродноАзот» і ААТ «Беларуськалий». Чаму паскудства? Таму, што ўраджайнасць — гэта складаны працэс узаемадзеяння расліны і мікраарганізмаў у глебе. Штучнае ўгнаенне парушае правільнае развіццё. Расліна кепска развіваецца, хварэе, зніжаецца ўраджайнасць. Яшчэ аргумент: штучнае ўгнаенне небяспечна для чалавека, жывёлы, наваколля.
  Непісьменны беларускі селянін быў больш мудрым за сучасны беларускі прагрэс. Яшчэ 100 гадоў таму...
  P.S. «Слуцкая ніва» працягвае прыдарожнае глупства — саламяную будоўлю 2017. Салома — кампанент урадлівасці.
 
сообщение #109, 06.09.2017 в 22:48
  Пасля доўгага перапынку рэдактар «Вольнай Беларусі» вяртаецца да сваіх успамінаў з жыцця Мікалаўшчыны —  «Апаведанне без назвы». «Татулька наш, як скарбовы рыбак і кіраўнічы ў рыбацтві...» — гэта Юрка Лёсік (Георгій Лосикъ), бацька Язэпа Лёсіка... Дзеянне, апісваемае аўтарам прыпадае на канец 1880-х — 1890-я гады. Скарбовы рыбак Юрка жыў не з зямлі — жыў з рыбы, што даваў Нёман, сплочваў падаткі ў казну. Жыла так не адна радзіна — арцель мікалаўцаў займалася мысліўствам. Нёман і сеці былі поўныя рыбы. А яшчэ ад Мікалаўшчыны і Магільна па рацэ хадзілі плытагоны ў Прусы. Без візаў...
  Прайшло больш за сто гадоў. Пасляваенная меліярацыя падрэзала сілы Нёмну. Выкіды бязглуздага прамысловага і бытавога «прагрэсу», «навуковае» павялічванне ўрадлівасці каліем, азотам і іншай атрутай, соль на дарогах знішчылі раку жыцця. Цяпер няма таго Нёмну і рыбы ў ім, няма такіх, як Юрка Лёсік, сапраўдных рыбакоў. І мікалаўцаў, хто здолеў бы прыгадаць, як было і як усё так зламалася...
  Jurka Losik (17.08.2015).jpg — фатаздымак апошняга прытулку «скарбовага рыбака» на Мікалаўскіх могілках. Разам з газетай сына.
———
  Урожай 2017. Каналы белтелепропаганды отрапортовали по зерновым в Минской области, озвучили цифры. Поторопились. В архиве вместе с газетой несколько кадров, сделанных с двух полей 2 сентября 2017 г. Есть ещё и третье, рядом. Открываю 5-километровки N35 и измеряю расстояние до неубранных полей от «пупка Беларуси» — знака на площади в Минске около закопанного фундамента разбитого памятника «товарищу» Сталину. Получаю 66 километров... Первое поле, в принципе, бесполезно убирать — урожая нет... Второе и третье — грех оставлять. Оно и так грех потому, что здесь всё аморально, но всё-же...
  Ищу ответа в ближайшей деревне, из которой «в живых» последний знакомый житель. Дома, конечно, никого нет — есть работа, последние по-летнему тёплые дни. Дачник-сосед на вопрос про беларуское телевидение и неубранные поля красноречиво отмахивается рукой и советует не слушать всяких глупостей. Так и сказал.
  Неубранные поля злакового гибрида символизируют о хозяйственном и нравственном здоровье в РБ. На земле нет хозяина, на смену эффективному и бережному землепользованию пришла бездумная механизированная производительность. Селянина-труженика сменил раб механизмов, технологий, трудовых отношений и обязанностей перед обществом. Равнодушие к земле распространяется на всё окружающее — лес, реки, озёра, болота, животных, сограждан,... Рабу не принадлежат плоды труда и он не заинтересован в их сбережении. День прожит, ну и ладно...
 
сообщение #110, 11.09.2017 в 20:16, изменено: 11.09.2017 в 20:39 (Alies)
  У чарговым, 19-м нумары «Вольнай Беларусі» адзін з найлепшых артыкулаў Язэпа Лёсіка — «Нашы Патрэбы». Ён нават выйдзе асобнай брашуркай — «Аўтаномія Беларусі», аб чым паведаміць 30-ты нумар газета за 19 лістапада. Гэта рэдкі мудры голас сярод нацыяналістычнага псіхоза, ахапіўшага тады прасторы былой Расійскай імперыі.
  На граблі наступяць двойчы. Спачатку 100 гадоў таму пры знікненні імперыі Раманавых. Другі раз — пры развале СССР. А ўсё з-за таго, што няма належнай ацэнкі гістарычных падзей у грамадстве, усю адказнасць прымітыўна павесілі на «царат» і бальшавікоў. Вайна і хаос не пакінуць выбару беларусам у 1918-м, але пра якую незалежнасць пад немцам можна гаварыць?
  Былое княства і царства можна павіншаваць цяпер пасля вывалення ад «царату»-СССР з размежаваннем плотам і паперамі, пазаплотнымі дармаедамі, вайсковым процістаяннем, эміграцыяй, прымітыўнай монакультурай, стварэннем сваіх глобусаў і гістарычных баек. У Менску раней жылі руская, польская, беларуская, жыдоўская і іншыя культуры, пісьменнасць, мовы. Цяпер — прымітывізм.  Не руская, не беларуская — аніякая... Сёння рэдкая з'ява — выкарыстанне ў мастацтве шматмоўя як, напрыклад, у кіналенце «У жніўні 1944-га» Міхаіла Пташука (2000 г.).
  Нацыяналізм — чума XX-га стагоддзя, ахапіўшая народы і розныя кантыненты. Вызваленне ад прыгнёту і самавызначэнне больш зламала, чым стварыла. Адмоўным прыкладам у Еўропе будзе нацянал-сацыялізм у Германіі. Шкада, што яго часта называюць інакш: фашызмам ці скарочана — нацызмам. Хвароба гэтая маскіруецца, жыве і тлее. Поўная назва паказвае крыніцу зла, а гісторыя (у тым ліку і сучасная) сведчыць, да чаго могуць прывесці ідэі, калі імі ахоплены аслепленыя, абмежаваныя, малакультурныя.
  Язэп Лёсік згадвае пра эміграцыю. У сёняшнім Мінску пра яе таксама ўспомнілі помнікам. Аб'ядноўчае кола, сімвал дарогі... Цынічнае згадванне пра праблему, калі працаздольныя і таленавітыя вымушаны шукаць паратунку ў заробках, ствараюць чужы дабрабыт, гінуць, як пісаў рэдактар «Вольнай Беларусі», для свайго краю. А колькі так званых ўнутраных эмігрантаў? Яны нікуды не з'ехалі, не падзеліся, але край для іх звужаецца, разбураецца, становіцца чужым, а самі чужынцы ўжо на парозе дома, лезуць. Бяда стогадовая...
    Круг, кола самага экалагічнага і мірнага транспарту можа аб'ядноўваць людзей, але не можа патлумачыць, чаму ўзнікае дарога, пакуты, боль, выгнанне, небяспека, неабходнасць. Сярод сімвалаў эміграцыі можа быць вобраз кабеты без твару. З якога боку не паглядзіш на яе — ўсюды бачна толькі спіна...
  «Гаронім-лясьнік». Гэта апошні кавалак апавядання, які надрукаваны ў 1917 годзе. Імперыі Раманывых і Пілсудзкага не назавеш заможнымі, але лясніцтваў было шмат, на гэта былі выдаткі. Ляснікі даглядалі за парадкам у лесе, а іх сядзібы шчыльнай сеткай пазначаны на старых мапах. Можна рознае разумець пад словам «парадак», але сёння большасць з іх зніклі, нішто не нагадвае пра іх у беларускім лесе. Няма лясніцтв — няма парадку, няма гаспадара...
———
  Урожай 2017. В архиве с газетой 4 фото. Два горизонтальных кадра (02.09.2017) — идеологически правильный урожай. На картофельном поле машинной обработки и поражённом фитофторой раскопан один куст. Вес клубней не дотягивает до килограмма, а навигатор «Garmin» — для масштаба. Всё было закопано обратно, так как «продукт», выращенный на химии, опасен. Два вертикальных кадра (10.09.2017) — идеологически неправильный урожай. Выкопан один здоровый зелёный куст неизвестного сорта из района Мяделя. В кадре яма, ботва, инструмент и урожай c куста в ведре. Такую массу не поставить на электронные весы с ограничением в 5 кг. Вечером после просушки под солнцем всё взвешено на динамометре. О правильном урожае будут трубить средства. О неправильном урожае статьи-репортажа не будет. Строгое беларуское правило — не замечать того, что иное.
 

KciroohS

<-CCC-< = ~ ~

243486263
www
сообщение #111, 12.09.2017 в 13:20
Язэп предлагал беларускую автономию в рамках российской федерации. Большевики позже играли в похожие игры. Толку то. Империя есть империя, она всегда будет давить колонии.

***
Перекресток Валерьяново - Раковское шоссе на спутниковом снимке 1964 г.
К нему же выходит новая дорога, которая идет от в/ч напрямую, в обход деревни.
http://orda.of.by/.map/?53.96527,27.665119&m=minsk1964/16,gm/17&poi=gb/h
Белое, Карское, Охотское, Японское, Тихий, Байкал, Адриатика, Черное
 
сообщение #112, 13.09.2017 в 07:11
  Империя — не самая худшая модель общества. У Платона всё про это сказано. В том числе и про беларускую модель... Проблема в инженерах строительства общества, у которых слова расходятся с делом, и уровне культуры (образования) социума. Об этом гениально написал Язэп Лёсік сто лет назад (текст пока не публиковался).
  Про Валерьяново и про номера газеты не забыл. Как-нибудь подготовлю сообщение. В планах вообще несколько объектов: лагерь «Тростенец», немецкое кладбище под Минском, Куропаты,...
  Со снимком знаком, но в вопросе был ли лагерь в Валерьяново или что-то иное он не поможет. Можно только наложить его на довоенные карты.
 
сообщение #113, 17.09.2017 в 19:19, изменено: 17.09.2017 в 19:28 (Alies)
  Вот и подходящая цитата в «свежем» номере «Вольнай Беларусі» за 17 сентября 1917 г. о народе: «І дзіўная гэта звычка у людзей пасылацца на народ там, дзе яно заўсім ні да рэчы. У ва усіх іншых пытаннях мы зьвяртаемся да знаўцаў і спэцыялістаў, а вот пры дзяржаўным адбудаванні здавальняемся думкамі такіх майстраў, як цёмны, нікультурны народ... Народ — добрая рэч, але яму трэба расказаць, растлумачыць, яго трэба спачатку асьвяціць, навучыць, а ўжо потым клікаць да сябе на параду...».  Через сто лет можно продолжить, добавив «...на выборы, референдумы...». А ещё вспомнить выражение: «не дай бог мужыку панства».
  Напрашивается ещё одно сравнение, связанное с современной болезнью общества, основанной на городской праздности, и о которой ежедневно напоминает телепрограмма «Зона Икс» (в программе передач «Зона Х»). Что выберет наркоман в плену своей болезни? Доктора? Горькие лекарства? Шанс выжить или «стабильный кайф» деградации?
  Раньше как-то не замечал  в этом номере публикации «Посьля панавання расійскага ураду на Беларусі.» (аўтар, магчыма,  З. Б. Грынчэнка?):
  Убогія нівы, убогія сёлы,
  Убогі абшарпаны люд.
  Сумныя малюнкі, сумны ні вясёлы,
  А іншых ня знайдзеш ты тут.
  Ня стаў-бы глядзеці, хацеў-бы забыці,
  Дык сілы забыці іх німа:
  То-ж родныя сёлы, то-ж родныя людзі,
  То наша айчына сама.
  Убогость — не самое страшное. Куда уродливее выглядит железобетонная убогость и такая же культура без гармонии, ощущения красоты. Примером этому будет искалеченная рыбацкая деревня Наносы в самом красивом месте озера Нарочь. Красивое, конечно, в прошлом. Тогда это было открытое пространство без жидкого, посаженного под плуг сосняка, без кустов, прибрежной вони и комаров. За берегом ухаживали коровы, и это был самый лучший в мире садовник. Коса заросла джунглями также, как и заливные луга местечка Глуск, о котором с такой теплотой писал Сяргей Грахоўcкі. Холм у деревни Наносы, где находился триангуляционный знак и немецкий бункер, не был изуродован карьером, открывался дивный вид на водный простор. Сегодня вид ограничен лесом и извращённым дизайном, безвкусицей, псевдокультурой. На бутафорский муляж ветряка, стоящем в яме, где нет ветра, на бездуховную, пошлую «беларускую деревню» под названием «Агро-туристический комплекс Наносы-Новоселье».
  Молодой человек на драндулете в телепередаче «Я хачу гэта ўбачыць» (канал БТ-3, упоминал ранее) советует осмотреть этот дизайнерский шедевр, особенно новосельский водяной «млын», приводимый в движение потоком воды от ...водяного электронасоса... По его мнению он единственный на Беларуси. С таким идиотизмом, наверное, да. А вообще — враньё. Невдалеке, в местечке Жодишки, внуком мельника восстановлен и действует настоящий водяной млын. Не всегда, правда от воды, чаще запускается польская трёхфазная электромельница, но всё же. О таком не создаются белтелерепортажи...
  Но самая главная убогость искалеченной деревни Наносы в убитом после 1939 года озере Нарочь. Весьма почтенного возраста дама — коренная жительница — вспоминала времена, когда к берегу приставали рыбацкие лодки, до краёв полные уловом. Рыбу продавали туристам, везли на рынок в Вильню. Сегодня у дачника-рыбака из деревни Воронцы (противоположный берег), собирающегося на ловлю, теплится надежда поймать хоть что-то.  Все опрошенные нарочанцы причины исчезновения рыбы в самом большом беларуском озере видят в безграмотном строительстве курортов в прибрежной зоне и в бездумном вылове электротралом. Иногда вспоминают про коровники и поля, обработанные химией (в том числе ОАО «Беларускалий» и ОАО «Гродно Азот»). Но рыба — это не всё. Стало даже опасно купаться. Дама с Наносов советовала заходить в воду только в определённом месте, там, куда ходят её внуки...
  Раньше жили бедно и убого. Турист мог поездом приехать из Вильни в Купу. Путь — часа четыре. За выходные совершить конно или «ровэрэм» полный объезд красивого озера. Вкусно поесть свежей рыбы, молока в рыбацких деревнях, перейти неразрушенным убогим мостом через реку Нарочанку, восхищаться закатом на убогом берегу, не улучшенным дизайном партийного санатория «Сосны», переночевать в убогом туристском приюте — схрониско (сейчас это место бывшей советской турбазы узаконенно и «продвинуто» вытаптывается автомашинами). Вернуться к станции можно было убогой дорогой вдоль озера, где было тихо. И чисто от выхлопного смрада.
  «Убогая» и «бедная» действительность «убого» и «примитивно» дарила радость и силы, требовала перемен к лучшему, к светлому будущему...
  Не дай Бог мужыку панства...
 
1 ... 6 7 8 печатать
Поехали! © 2002-2017